Интервью с Евгением Тищенко

Российский боксер Евгений Тищенко в Дохе взял реванш за чемпионат мира двухлетней давности и завоевал золото в весовой категории до 91 килограмма, победив в финале кубинца Эрисленди Савона и добыв для страны вторую олимпийскую путевку в этом весе. Первую ранее записал на свой счет товарищ боксера по сборной Алексей Егоров. В недавнем интервью 24-летний Тищенко рассказал, какой ценой далась ему золотая медаль, почему он порой не верил в себя на пути к награде, а также о дружбе с чемпионом WBA Денисом Лебедевым и о планах перейти в профессионалы после Рио-де-Жанейро.

— Доху запишите в список счастливых городов?

— Да, наверное. Положительные впечатления остались. Пока хочется отдохнуть, не думать о боксе — его слишком много в последнее время было. Психологическая усталость есть, физическая — в принципе (не очень), главное — без травм. Каких-то сильно повреждений не получил, пару царапин.

— То есть, был запас на еще один-два боя спокойно?

— Это было бы психологически сложно. Физически я и шесть боев на прошлом чемпионате в Казахстане каким-то образом провел, все тяжелые были - уже после второго не хотел драться. Здесь физически было проще.

— Что поменяли в подготовке по сравнению с прошлыми годами?

— Все как раньше было. Единственное, старались делать минимальные нагрузки. Потому что после чемпионата Европы из формы выйти особо не успели, поэтому на сборе в Кисловодске неделю практически не делал ничего — втягивался. И здесь мы набрали чуть-чуть объема на "Озере Круглом", и подошли к Дохе в хорошей форме, я в принципе ей остался доволен.

Перед стартом было спокойно — скорее всего, из-за того, что много турниров в этом году. Первые бои боксировал как на каком-то обычном турнире. Самый волнительный бой был, где я перегорал, это в финале. Потому что я понимал ответственность, а до этого просто как-то не думал об этом, боксировал и все. Но в решающем бою волновался, понимал: это финал, олимпийская путевка и титул чемпиона мира на кону... Реально волнительный день!

— Тяжело морально выходить на ринг против кубинца? Нет какого-то предубеждения?

— В любом случае бой с кубинцем - важный бой для любого спортсмена. У них ровная команда, и в любом весе наша встреча с кубинцем будет интересным поединком. Потому что и у нас команда достойная, и у них сильная. А так чего-то особого не присутствовало...

— Ехали в Доху с настроем побеждать?

— Конечно! Многие только не верили, к сожалению. Я уже сам начал об этом задумываться — может, нет? А так, конечно, изначально хотелось ехать только за золотом.

— Самый сложный момент вы уже обозначили, а что далось здесь легче всего?

— Наверное, акклиматизация. К климату мы привыкли, часовой пояс менять было не нужно (в Дохе время совпадает с московским). Это плюс - и лететь не так долго, и часы переводить не надо. Мне бывает сложно втянуться, когда время меняется, а здесь было пять дней до первого боя, акклиматизация прошла хорошо.

Во время подготовки личный тренер со мной был на всех сборах в этом году, уделил время - спасибо Олегу Владимировичу (Меньшикову) и вице-президенту Федерации бокса России Владимиру Михайловичу Тебекину, который возглавляет нашу региональную федерацию, за помощь. Не было бы их - не было бы и результата. Присутствие тренера важно и психологически, мы уверены в том, что нас не засудят. Мы ему доверяем, он никогда не подводил, всегда говорит: никто вас засуживать не будет.

Когда в Белгород переезжал, было волнительно: думал - стоит или не стоит? Прошло три года, и я понял, что это был правильный выбор. То, что я имею, всё это благодаря Белгороду. Мы гордимся тем, что у нас есть такая команда. Думаю, во всей стране ни у кого такой команды нет. В этом году у нашего региона два чемпиона мира и два чемпиона Европы.

— Кстати, о Европе. После победы в Болгарии что почувствовали?

— Психологический всплеск, конечно, дало. Потому что в WSB у меня был не самый удачный сезон, нужно было что-то выиграть, чтобы хоть как-то утвердиться, чтобы на что-то претендовать. Потому что это чемпионат Европы, где все соперники были по зубам — не было ни одного из числа "непроходимых". Если б не выиграл там, здесь было бы сложнее в плане психологии. А так после победы начал готовиться, слава богу, в Дохе все получилось.

— За последние пару лет в чем удалось прибавить?

— Опыт в любом случае приходит с боями, каждый свой поединок — будь то победа или поражение — стараюсь анализировать, стараюсь думать о том, что не получается. Это видит тренер, тем более он со мной постоянно, подсказывает, в чем нужно добавить. В принципе, конечно, хуже не становится. Из года в год, пока возраст позволяет, я прогрессирую. И, дай бог, буду в ближайшее время прогрессировать.

Но тактические задания не делаю. Обычно то, что умею, стараюсь просто делать в ринге. А что не умею — даже не буду пытаться. Так было, например, в финале чемпионата мира с кубинцем. Тренер давал какие-то задания, я ему кричу: выйду и буду просто боксировать. По ходу боя, если что-то не будет получаться, буду что-то менять. А построить картинку до боя очень сложно, в ринге все становится по-другому. Там надо все заново делать. Надо смотреть в любом случае, что у соперника получается, какие у него слабые стороны.

— С желанием ждете следующего сезона?

— В принципе план у нас уже намечен, первый сбор будет на Кубе в декабре, я там ни разу не был. Будет интересно и потренироваться, и остров посмотреть. Это будет восстановительный сбор. Какое-то время отдохну, недельки две точно, затем понемногу начну тренироваться.

— После золотой медали сложно быть недовольным собой. Но вдруг осталось что-то, что у вас вызывает вопросы по итогам выступления?

— Нужно, конечно, что-то подтягивать. Меня радует, что получается думать во время боя, анализировать свои действия. Раньше я выходил и не думал, просто делал на автомате то, что получается. В принципе сейчас точно так же, но я стараюсь добавлять голову: переждать, где не получается, навязать свой бокс, а не идти на поводу у соперника. Мне нравится, что начинает работать голова. В подготовке это все сказывается, если раньше мне казалось, что надо больше и сильнее тренироваться, и это даст результат, то сейчас где-то надо сбавлять, организм не всю нагрузку выдерживает. И в принципе результатом я доволен.

— Никогда не задумывались о выступлении в профессионалах?

— Пока здесь боксирую, дай бог на Олимпиаду попасть. А после олимпийского цикла, думаю, буду боксировать в профессионалах. Дай бог здоровья, конечно. Это в принципе мечта моя - боксировать там! Я не говорю, что весь бокс именно там, здесь в любителях гораздо интереснее бои, чем там, на самом деле. Хотя некоторые и говорят "любительского бокса нет", это не так. Сколько я видел профессиональных боев - в любителях все гораздо зрелищнее, конкурентнее и интереснее.

Если оставаться еще на один цикл... Посмотрим, конечно, как будет. Но здесь сложно в плане сборов, в плане большой нагрузки. Много турниров, много сборов за год. Там, в профессионалах, конкретно проще: готовишься к одному бою, не успеваешь — переносишь его или отменяешь. Есть в планах, в мечтах, но пока еще более предметно не задумывался. Это в следующем году.

Если все раньше стремились в Америку, то сейчас и в России растет профессиональный бокс. Мы с ребятами общаемся - у нас на родине могут условия предложить достойнее гораздо, чем за океаном, могут достойнее вести тебя. Поэтому если будет ко мне какой-то интерес, будем общаться и разговаривать. Вообще в планах есть, конечно, драться в профессионалах, главное — здоровье. В каком весе хотел бы выступать, будет ли это крузервейт (первый тяжелый вес, до 91 килограмма), тоже не задумывался, организм будет расти - буду в тяжелом весе драться.

— А стало ли интереснее после отмены шлемов в любительском боксе? Первый чемпионат мира без них прошел, хотя уже почти два года как изменили правила.

— Да мы особой разницы не видим, в принципе то же самое. И шлемы отметили, и счет отменили, количество раундов из четырех превратилось в три. Поначалу после отмены шлемов было очень много столкновений головами, рассечений. Бокс не смотрелся так. Прошло полгода, все привыкли — нет ни рассечений, бокс чистый, нокаутов тоже больше не стало, в Дохе что ли два было...

— Интересно, почему.

— Тут уровень соперников был подобран очень высокий, сюда ребята по отбору приезжали. Выступало 74 страны, а на предыдущем было больше сотни. В Доху приехали лучшие, примерно равные по уровню соперники. Поэтому и нокаутов было мало, а если и были, то в очень конкурентных боях.

— Вас иногда сравнивают с Владимиром Кличко — по фигуре, по длинным рукам. Вам данные помогают на ринге?

— Ну, я нечасто слышу, что меня сравнивают с Кличко... Фигуры у меня нет пока еще. Но вообще его бокс — в принципе идеальный, который нам нужен. У меня пока так не получается работать с дистанцией. Это все, наверное, приходит со временем. Пока у меня не хватает этого, не могу выдержать то, что мне надо, когда у меня есть превосходство в росте и длине рук. Не могу пока этим всем пользоваться!

— Скрытый резерв?

— Резерв есть в любом случае. Конечно, комфортнее, когда у тебя есть данные для бокса. Это немаловажно, тем более в тяжелом весе. Если в легких весах все одинаково, то у нас природные данные все-таки играют роль. Нужно учиться ими пользоваться. Что-то у меня получается, что-то нет — буду добавлять.

— Вам же не сразу сказали, что у вас талант?

— У меня долгое время не получалось. Я начал заниматься на родине в станице Каневской Краснодарского края. Не было специализированных школ, обычная спортивная школа. Занимались сначала в подвале, потом нам выделили зал в районном дворце культуры. И пока школу не закончил, не выступал в чемпионатах страны — не мог округ выиграть. Потом приехал в Москву, и как-то получилось. Можно сказать, случайно. Как-то получилось, что попал в сборную, выиграл Россию и Европу по юниорам. Стал через три месяца мастером спорта международного класса. На следующий год попал в основную команду, стал третьим на России. Так как-то и закрепился в сборной, стало получаться. Сменил весовую категорию, стал лидером в этом весе.

— То есть еще лет в 16-17 не думали, что бокс станет делом жизни?

— Кстати, думал. Я любил бокс и хотел боксировать! Но что я в принципе слабый был боксер, на тот момент не осознавал. Только сейчас начинаю понимать, что тогда еще не получалось у меня.

С Москвой случайно получилось, спасибо и Горному университету, где я пять лет отучился. Никаких проблем с учебой не было — все помогали, шли навстречу. Все-таки это московское образование, оно ценится в любом случае. По специальности я горный инженер. У нас много боксеров заканчивают этот факультет, там сильная спортивная кафедра. Мы выигрываем студенческие соревнования по вузам лет уже двадцать, наверное. Я даже как-то раз принимал участие. Слава богу, есть люди, которые нам помогают — нам было гораздо комфортнее учиться, чем тем, которые учатся в спортивных вузах. С нами сидели, помогали, рассказывали — и диплом мы сдали не хуже, чем ребята, которые не пропускали пар. Нам приходилось пропускать из-за сборов и турниров.

Думаю, специальность не пригодится - нет у меня в шахтах большого желания работать. Сейчас учусь в магистратуре на кафедре физкультуры и в аспирантуре на кафедре машиностроения. Вот закончу, если все получится, и больше пока не собираюсь. Сейчас готовлю диплом в магистратуру, мне тренер помогал — план на год составлял тренировочный, по которому мы работаем. Этот план буду защищать, получается.

— Чем увлекаетесь кроме учебы?

- Особо ничем и не увлекаюсь, на самом деле. На рыбалку хожу, на охоту. Не сказать, что я фанат, но у меня друзья любят. Бываю с ними периодически, у друзей есть база охотничья. Но у меня никого не получилось убить — стрелял пару раз, не попадал.

— А когда дома в Белгороде, что еще есть кроме тренировок?

— Стараюсь отвлекаться от бокса, просто живу. Бывает, что узнают на улицах, но это редко. В Белгороде люди подходят, которые увлекаются, в Москве — нет. Хотя недавно после чемпионата Европы покупал в одном из специализированных магазинов боксерки, меня узнали. На самом деле не так много времени провожу там. Хочется обычно побыть с друзьями.

Сейчас после чемпионата мира хочу съездить к родителям в Краснодарский край на родину, проведать мать — она тоже переживает, скучает. До этого мать приезжала несколько раз ко мне в Белгород. Мама любит бокс, она знает всех боксеров сборной, за всех переживает. Дома время есть, поэтому весь чемпионат в Дохе она смотрела.

— Не говорит, что страшно за вас во время каких-то боев?

— Нет, она уже привыкла.

— Не бывало, что с кем-то из профи пересекались, проводили тренировки?

— Когда идет серьезная подготовка, я остаюсь в Москве, готовлюсь в "Торпедо". Бывало, мы пересекались с Денисом Лебедевым. Но они профессионалы, они тренируются отдельно. Если мы пересекались на тренировочной базе, бывало, спарринги проводил с Денисом. С Рахимом Чахкиевым мы пересекались. Бывает, что профессионалы с нами работают в Чехове, но у них своя программа. Просто мы в любом случае общаемся, Денис, например, звонил, поздравлял с золотой медалью, он болеет. Денис наш земляк, со Старого Оскола, часто там бывает. Недавно в честь него открылся зал, его отец там тренирует детей. А вот с Федором Емельяненко не знаком.

— Не планируете поддержать Дениса 4 ноября в Казани?

— Как получится, вообще хотелось бы! Там в принципе все бои будут интересные. Центральным, наверное, будет бой (Эдуарда) Трояновского — титульный, да и соперник у него действующий чемпион. У Димы Бивола будет неплохой бой. Андрей Рябинский в принципе всегда хорошие бои устраивает, я часто стараюсь ходить. Все на уровне проходит. Но его тоже лично не знаю, наверное, когда-нибудь в будущем буду рад с ним познакомиться.

— Думаю, что боксерский мир довольно тесен. Тем более граница между любителями и профессионалами становится все менее четкой.

— Если боксер имеет успех в WSB и APB, то не факт, что у него будет успех и в любительском боксе. Чемпионат мира показал, что здесь этих ребят хорошо "разводят" по сетке, они попадают в хорошую жеребьевку. Очень многие до призов не добрались. "Тот" бокс от "этого" отличается, и мне комфортнее именно в "этом" боксировать, я больше к нему привык. Для "того" бокса нужен более агрессивный, ударный стиль, наверное. У меня же более игровой стиль. Хотя с дыханием у меня проблем нет, могу и пять, и восемь раундов, а подготовлюсь — и 12 смогу. Но олимпийский бокс это три раунда, по возможности сейчас я хотел бы выступать именно здесь.

— Не кажется странным, что отбор на Игры идет в боях не по олимпийским правилам?

— Это всем кажется странным, но ничего не поделать. Думаю, мы бы в этих проектах и не участвовали бы, если бы AIBA не заставляла. А так приходится выкупать франшизы, постоянно искать спонсоров. Получается такая "обязаловка". Несколько лет подряд уже помогает покупать франшизу вице-президент ФБР Тебекин.

— А есть что-то положительное и интересное для вас в этом формате APB и WSB?

— Да в любом случае бокс получается зрелищный, проходит как шоу. Особенно если в небольших залах, приходят люди, болеют. В плане популяризации, возможно, это и пойдет на пользу боксу. Но нам как боксерам очень сложно подстраиваться то под один, то под другой формат. Сейчас я предпочел бы больше не выступать в этих турнирах, потому что не так сложно перестроиться с 5-8 раундов на три, сложно драться каждый день и настраиваться каждый раз на последний бой. Но в целом после этих турниров мы поехали на чемпионат Европы и все достойно отбоксировали — четыре золота. А ведь до этого не было ни одного любительского турнира.

— А как вам отбор на чемпионат мира?

— С одной стороны это правильно, чтобы бои были высокого уровня. С другой стороны, тоже как повезет — много сильных боксеров не смогли отобраться. У нас, например, не поехал Раджаб Бутаев в 69 килограммах — один из лидеров мировых в этой категории, он бы любому в Дохе составил конкуренцию. Но так получилось. И чемпионат мира потерял как минимум одного из сильнейших бойцов. Думаю, не только с ним так, наверняка и в других странах были такие ситуации, когда боксеры сенсационно не смогли отобраться. Поэтому двоякая ситуация.

— Есть какой-то план на следующий год?

— Пока что никакого понимания. Сейчас в некоторых весах по две олимпийские путевки, надо будет определять, кто поедет. Мы пока точно не знаем, как это будет, да и правила AIBA постоянно меняются. Мы, например, узнали перед стартом Европейских игр в Баку, что там будет отбор на мир! И мы не смогли в полном составе выступить, хорошо, что Паше Силягину повезло, разрешили выступить — и он доказал, что не зря. Рад его успеху, это его первый серьезный турнир, он показал достойный бокс. Думаю, у него большое будущее впереди.

— Видно, что коллектив у вас очень дружный.

— Стараемся поддерживать друг друга - наверное, в спорте везде так. Держаться вместе стараемся, все-таки мы одна команда. Все ребята достойные, есть взаимопонимание и взаимоуважение. Стараемся, чтобы был у нас единый коллектив.

— Еще раз о ситуации с "двойными" лицензиями в некоторых весах. Получается, это будет нагнетать обстановку и конкуренцию внутри сборной. Насколько это будет тяжело в психологическом плане?

— В любом случае это психологически тяжело. Но это от нас не зависит — мы делаем свою работу, а дальше это решение тренеров и федерации.
Так будет проще боксировать, если не задумываться. Я первое время думал, что будет сложно, тем более, мало кто верил, что я в Дохе смогу взять путевку и стать чемпионом. Уже сам, бывало, сомневался. Но получилось. Наверное, потому что старался выкинуть из головы то, что у моего конкурента уже есть путевка. Теперь у нас двоих есть. Дальше будет выбирать федерация.

— Приятно, что удалось взять золото и путевку вопреки сомнениям?

— Приятно, конечно, все-таки стал чемпионом мира. Нормально так, успешно год прошел — и Европу, и мир выиграл. В будущем будет приятно осознавать, что стал два раза чемпионом на крупных стартах в 2015 году. Сезон в любом случае "на отлично" — стопроцентный результат. Даже несмотря на некачественный бокс в WSB, хотя и там были достойные бои. Главный старт мы выиграли.

В психологическом плане нормально, это даст новый заряд сил и энергии. Потому что год предстоит тяжелый. Думаю, с тем результатом, который мы показали, мы с радостью вернемся в зал и будем тренироваться. Не задумываясь о чем-то другом.

Источник: Р-Спорт

КОММЕНТАРИИ(5)

ГОЛОСОВАНИЕ

Срисакет Сор Рунгвисай — Хуан Франсиско Эстрада / 26 апреля

й