Тренер Макгрегора: Конору предстоит неудобный разговор с сыном, когда он подрастет

Ирландский боец смешанных единоборств Конор Макгрегор может не вернуться в бои, хотя пойти на такое решение после двух поражений ему будет тяжело, считает тренер Конора Джон Кавана. В интервью Independent.ie Кавана ответил на вопросы о ММА как спорте и о карьере Конора.

О чемпионате мира по ММА в Бахрейне:

«В медальном зачете мы стали вторыми из 51 стран-участниц после России, где спорт финансируется государством, и есть 65 тысяч бойцов. Не уверен, что у нас в стране наберется и 100 бойцов. И все мы платили сами за перелет на чемпионат. Так что я вполне горжусь результатом. Эта маленькая островная нация пришла второй в мировом зачете.

У нас было 13 бойцов. Мы завоевали три «золота», два «серебра», и три «бронзы». И все медалисты из нашего зала SBG, так что я и этим горжусь тоже. Ле Хаммонд, скорее всего, наиболее известен. Он из Крамлина, как и Конор. Они вместе проводят много времени. Он завоевал «бронзу» четыре года назад, годом позднее — «серебро»,  так что приятно видеть прогресс».

О скандале с Конором Макгрегором на турнире Bellator в ноябре 2017 года:

«Я там был. Позвольте мне рассказать о событиях несколько лет назад. Восемь лет назад, примерно, его напарник Филип Малпетер провел невероятный поединок. В тот момент, когда он победил, Конор пробежал через весь зал, столы и забрался в клетку. Его тогда никто не знал, и он не попал в заголовки новостей. Тогда он эмоционально праздновал победу напарника. Да, это было неправильно.

[На турнире Bellator] его близкий друг Чарли Уард нокаутировал того парня, как ему казалось, наглухо. Мне тоже показалось, что бой завершен. Но рефери не объявлял остановку. Когда Конор запрыгнул в клетку началась неразбериха. Конечно, это абсолютно неправильно. Он вел себя как придурок. Ничего позитивного об этом я сказать не могу».

Об апрельском инциденте в Нью-Йорке:

«Мы все знаем хронологию. Но позвольте начать с самого начала. Они с Артемом [Лобовым] очень близкие друзья. Конор был дома и занимался чем-то своим. Затем он увидел [на Youtube], как Артема схватили за шею и прессуют в Нью-Йорке. Он подумал: «А знаете, я отправлюсь к нему и буду с ним». Но он точно туда полетел без плана. Я знаю Конора. Он не любит планировать. Он отправился туда с хорошими намерениями, но все обернулось ситуацией, когда он провел ночь за решеткой и замарал спорт. Его наказали и с юридической стороны и с финансовой».

О критике за способ рекламирования боя с Хабибом Нурмагомедовым:

«Ну, разве не Али все начал? Разве не он назвал парня однажды Дядюшкой Томом и гориллой? Разве не он поместил спорт и развлечение на одну шкалу? Он точно вытворял непривлекательные вещи. А до этого был Джо Луис. Джентльмен, ни грубости от него, а этот нахал начал давал свои прогнозы и заигрывал с расизмом».

О границах дозволенного в рекламе боя:

«Кавана: Я точно не поддержу ничего расистского или чего-либо подобного. (Вздыхает). Кое-что из его слов это просто ребячество. Я не могу всерьез к этому относиться.

Independent.ie: Не были ли слова в адрес Хабиба пересечением грани дозволенного?

Кавана: Что именно?

Independent.ie: «Я чувствую запах твоего отца».

Кавана: Да, тупо, глупо и по-детски.

Independent.ie: Неправильно?

Кавана: Согласен, неправильно.

Independent.ie: Пересек черту?

Кавана: Это просто считаю бредом. После всего этого его отец сказал: «Почему бы тебе не приехать к нам на обед. Все в прошлом». К тому же Хабиб заработал в этом бою столько, сколько никогда не заработает. Это часть индустрии… Это продает билеты лучше других способов».

Об образе Конора Макгрегора:

«Independent.ie: Какое наследие оставляет Конор? Вы, возможно, не заметили, но недавно было интервью Роджера Федерера, где он говорил о Коноре как о парне, которые бросает вещи в других. Это теперь его наследие. Не выдающийся ирландский боец, а сквернословящий скандалист, который устраивает всюду беспорядки. Это же очерняет его образ.

Кавана: Верно. С этим Конору придется жить.

Independent.ie: А вы с ним об этом говорили? «Знаешь, Конор, ты уже, черт возьми, пошел вразнос! Вот она черта, а ты ушел вон туда».

Кавана: Думаю, он знает. Не думаю, что есть потребность в том, чтобы это ему говорить. Ему не 12 лет.

Указывать на хорошее и плохое это обязанность родителей. У Конора невероятные качества для подражания: самоотдача, вера в себя, трудолюбие и интеллект. Он создал индустрию. Никто в ММА не зарабатывал. Не настоящие гонорары. Не гонорар на уровне Роджера Федерера. Роджер мог бы быть тихим как мышь, ничего из себя не представлять как личность, не общаться со СМИ никогда, и все равно гарантированно заработал бы десятки миллионов долларов каждый год на спонсорских контрактах. Такое невозможно в ММА. Ты дерешься за 50 тысяч! И это еще до налогов Лас-Вегаса.

Конору предстоит неудобный разговор в будущем. Все сделанное им 20-летним осталось на Youtube в высоком разрешении. Уверен, что когда его сыну будет 15-16 лет, возникнет вопрос: «Отец, в чем тут дело было?»».

О сохранении заработанного:

«Он никогда не вернется к прежнему [заработку в начале карьеры]. Он весь поглощен соперничеством в своем бизнесе на виски так же, как и поглощен боями. Звучит неожиданно, но он не тратит много денег. Он носит только то, что ему дали спонсоры. Все его автомобили дали ему. Он не кутит в ресторанах. Его жена готовит ему еду. Дом у него достаточно скромный. И не делает ставок…».

О болезненном поражении Хабибу Нурмагомедову:

«Independent.ie: Насколько болезненным стало поражение Хабибу?

Кавана: Очень. Мы были полны уверенности в победе, потому что он ранее уже выполнял работу с такого типа бойцами. Но Хабиб оказался лучше. Он победил и таков спорт. Через день и после плитки темного шоколада я уже со всем смирился. Я живу спортом. А в спорте всегда есть и победы и поражения.

Independent.ie: Рематч рассматриваете?

Кавана: Честно? Не знаю. Проведет ли он снова бой? Не знаю. Я знаю его характер. Два поражения подряд, хоть одно и было в боксе, это будет его беспокоить. Но у него двое детей и ему 30 лет. Есть большая компания производства виски, которая дает ему больше денег, чем когда-либо давали поединки. Будет ли он вставать по утрам ради того, чтобы его били по лицу? Не уверен. Но он может и завтра мне позвонить и сказать, что бой в марте.

Но ему придется меня убеждать, чтобы снова пойти на это. Я люблю его, и люблю все то приключение, через которое мы прошли. Мне нужны весомые доводы. Может быть бой с Диасом, потому что он обещал ему бой. Может быть матч-реванш с Хабибом. Но если речь просто о поединке с каким-то парнем, то я пожелаю ему успеха.

Для меня важны цели. У него жена и двое детей. Я не хочу, чтобы он пропускал удары по голове без необходимости. Хабиб нанес ему удар, которым никогда в карьере Конора по нему не попадали. А даже у суперменов наступает стадия спада».

КОММЕНТАРИИ(0)

ГОЛОСОВАНИЕ

Срисакет Сор Рунгвисай — Хуан Франсиско Эстрада / 26 апреля

й