Джастин Гэтжи — о тренировках и плане на бой с Фергюсоном, шансе сразиться с Нурмагомедовым и бое с Макгрегором

Американский боец смешанных единоборств Джастин Гэтжи рассказал свой план на бой с Тони Фергюсоном, который состоится 18 апреля на турнире UFC 249. Гэтжи согласился выйти на замену Хабибу Нурмагомедову, потому что тренировался и получил шанс завоевать титул временного чемпиона UFC в легкой весовой категории. В интервью ESPN Джастин откровенно рассказал о предстоящем бое и своих целях.

О предложении заменить Хабиба Нурмагомедова:

«Кажется, девять дней назад впервые об этом заговорили. На Земле больше 7 миллиардов людей, но ни один человек не находится в таком положении, в каком нахожусь я. И я это обожаю.

Четыре-пять дней я не мог толком уснуть. Давно я так не нервничал. Мне нравится, что это заставляет меня лишний раз поработать. Я ведь не идиот, я понимаю, что требуется время, чтобы подготовиться держать мой привычный темп на протяжении 25 минут. К счастью, я уверен, что сейчас смогу это сделать. Даже в январе и в феврале у меня была мысль, что как бы обстоятельства ни повернулись, мой следующий бой будет грандиозным. Так что я ходил на тренировки с таким настроем. Я благодарен самому себе за то, что подсознательно тренировался для чего-то подобного».

О готовности к бою:

«Мне позвонили кажется в субботу или в воскресенье. Нет, в пятницу [27 марта] в 9 вечера. Предложили бой, я позвонил тренеру, он сказал, что я ведь не выхожу на замену обычно. Я согласился с ним. Но уже на утро я подумал: «А что я теряю, если проиграю?» Я ведь окажусь на прежней позиции. За всю карьеру у меня было 14-15 пятираундовых боев и ни разу я не доводил их до гонга. Либо я побеждал, либо меня побеждали за три раунда. В поединке с Тони тоже один из нас будет уничтожен за три раунда. Я только однажды зашел в четвертый раунд и то не дольше, чем на минуту. В двух самых долгих боях [в  UFC] я проиграл.

Менять мне нечего. Если драться как в последних трех моих поединках, то я могу провести сколько угодно раундов. Тони слишком умен, чтобы мне позволить это. Мне нужно попадать по его ногам и корпусу, чтобы не позволять ему взвинчивать темп. Чтобы драться в моем ритме. Вот мой план. Нужно нокаутировать его. Он пропускает, много пропускает, но и сильно взвинчивает темп. Он будет очень заряжен на бой из-за обстоятельств, из-за потерянной возможности сразиться с Хабибом. Так что он будет агрессором. А когда он будет совершать ошибки, я буду его наказывать.

К счастью, два моих напарника по команде проводили бои в Лас-Вегасе, так что я был их основным спарринг-партнером. Так что я в деле с января-февраля. Я говорил тренеру: «Я с января проводил спарринги длиной пять-шесть-семь раундов просто ради удовольствия. Я могу это сделать». К тому же на кону стоит титул временного чемпиона. Тут даже думать не нужно. Мой тренер Тревор [Уитман] услышал мою уверенность в голосе и полностью меня поддержал. Если бы он видел, что я не готов, он бы мне не позволил. Так что я уверен в себе и готов.

Я знаю, что могу задать 18-19 минут чистейшего ада. Чистейшей ярости. А после будет чрезвычайно тяжело сражаться с Тони Фергюсоном. Сейчас я готов на 90 процентов и буду близок к 95 процентам, когда настанет время сражаться. Я пошел на большие жертвы ради своей задачи. За последние 10 дней я потерял 12 фунтов и ни разу не нарушил режим и диету. Последние 3-5 фунтов сгонки будут чрезвычайно тяжелыми. С правильным подходом у меня не будет проблем с весом. Сейчас я на 13 фунтов тяжелее лимита. Я не гоняю так много, как другие. 13 фунтов для многих слишком мало. Когда я выхожу на бой в клетку, я вешу 173 фунта».

О пандемии и сложности тренировок в этих условиях:

«На тренировках мы следовали всем предписаниям. В зале одновременно не было больше семи человек. Три спарринг-партнера, я и два тренера. Шесть человек обычно, но иногда еще оператор. Мы тренировались дважды в неделю на частной территории. Всегда работаешь один-на-один: напарник, тренер. Ничего существенно не изменилось».

О ценности титула временного чемпиона UFC:

«Титул временного чемпиона значит то, что, как и чемпион, ты получаешь долю от PPV. Когда я заберу этот пояс, то на бумаге я стану чемпионом. Я дерусь ради денег. Поэтому эта возможность для меня очень ценна. Мне кажется, Тони так же смотрит на вещи. Он хочет пояс, чтобы в следующем бою получить долю. А еще это шанс встретиться с Хабибом [Нурмагомедовым]. Я хочу этого». 

О следующих соперниках:

«Я дерусь за временный пояс для того, чтобы объединить затем пояса в бою с Хабибом. Только эти двое [Фергюсон и Нурмагомедов] у меня на прицеле. Конор Макгрегор… Не знаю. Не я принимаю решения, я просто отдаю все силы в бою». 

 О неизвестном месте проведения боя:

«Я не знаю, где состоится бой. Но мне это нравится».

Ранее по теме

КОММЕНТАРИИ()

Голосование

й

закрыть