Хабиба окружают люди, которые подпитывают его эго, — Гэтжи об окружении Хабиба, тренировках и бое века

Временный чемпион UFC в легкой весовой категории Джастин Гэтжи надеется, что окружение действующего чемпиона Хабиба Нурмагомедова испортит его лестью. В подкасте Майкла Биспинга Гэтжи поделился мнением о поединке с Хабибом, который состоится 24 октября.

О приезде тренера Хавьера Мендеса в Россию для подготовки к бою:

«Его тренер Хавьер Мендес абсолютно ничего не изменит в его рисунке боя. Этот человек — борец. Он будет тренироваться тому, чему обычно уделяет время. Над чем работал тут [в США], над тем будет работать и там [в России]. Команда неизменна, это группа парней из России, которые пытаются надрать ему зад и сделать сильнее. Но он не ударник, он не приедет сюда ради работы над ударными навыками. Он не подойдет к Хавьеру со словами: «Составь для меня плана на бой. Давай поймем, как побить его в стойке». Его планом всегда будет прижимать соперника к сетке и валить в партер. А в Америке в этом ему помочь никто не способен».

Об окружении Хабиба: 

«Я считаю, что его самая большая слабость как бойца это вера в свою непогрешимость. Если вы заговорите с ним на эту тему, то он блестяще вам объяснит, почему это не так. Но я считаю, что его окружают люди, которые подпитывают его эго. Эта культура склонна … по крайней мере я на это рассчитываю. Окружение может раздуть твое эго. Я видел это. Бойцы окружают себя группой поддержки.

Покажите мне того, кто надирает ему зад на спаррингах. Я хочу знать. Кто наносит удары, какие я буду наносить, целясь в его голову. Ведь ему нужно это увидеть.

Но в конечном счете он дышит кислородом, его мозгу нужен кислород. Если я смогу разорвать снабжение кислородом на полсекунды, то он уснет».

О сложности поединка:

«Я признаюсь, это будет непросто.  Этот бой станет самым сложным испытанием в карьере при том, что я дважды сражался с Джорданом Барроузом. Я соревновался на высшем уровне в борьбе, становился чемпионом Миннесоты, Оклахомы, а затем я перешел на категорию выше, чтобы сразиться с первым номером, но он ушел».

Об навыках Хабиба:

«Это бой. Мы знаем спорт и понимаем, что есть слои. А этот бой представляет вершину спорта. Нет другого боя с таким богатством арсенала, если исключить болевые и удушающие. Можно и их учитывать, но кому не плевать на них? А в остальном этот бой — вершина спорта. У него 28-0. У меня два поражения, и оба стали боями года.

Я никогда не ухожу из клетки без того, чтобы соперник был абсолютно сломлен от ущерба его телу. А он никогда не уходил с боя со значительным ущербом. Посмотрим, кто навяжет свою волю. Я считаю, что это будет битва века».

О том, как долго он намерен удерживать пояс в случае победы:

«Даже не знаю. После боя с Дастином Порье я сказал, что у меня в запасе осталось пять таких войн, но ни одной с тех пор не было. Я неплохо забочусь о своем теле. Я соблюдаю все необходимые предосторожности, чтобы не только продлить карьеру, но и не сократить последующий этап жизни. Мне кажется, что передо мной по крайней мере четыре-пять боев. Как только, … если я побью Хабиба, то начну стричь купюры и драться как можно дольше. Потому что в этот момент будет на кону финансирование на поколение вперед».

О выносливости на пять раундов:

«По каким-то причинам Тони Фергюсон позволил мне драться в том ритме, в котором я могу драться вечность. Хабиб этого позволять не будет. У меня не будет возможности в таком ритме драться 25 минут. Мне придется бороться самому и противостоять его борьбе. Мне придется больше двигаться и чаще использовать «велосипед». Так что сейчас я много времени уделяю беговой дорожке и скакалке».

О планах Хабиба после Гэтжи встретиться с Сент-Пьером:

«Меня не стоит недооценивать и заглядывать мне за спину. Уже семеро завершили карьеру после боя со мной. Семеро бойцов больше никогда не заходили в клетку после того, как я их прикончил. Я заставляю задуматься, а хочешь ли ты повторения подобного? И его заставлю задуматься».

Ранее по теме

КОММЕНТАРИИ()

Голосование

й

закрыть